Дарья Ваховская

Стабильно промышленный: Как менялся Кривой Рог за 25 лет независимости


Экологическая загрязненность, сплошные шахты и карьеры, на которых трудится все население самого длинного города в Европе. Такие стереотипы возникают практически у каждого жителя Украины, который ни разу не бывал в Кривом Роге. Такое расхожее мнение о городе нельзя полностью отрицать, но можно хотя бы поделить его на два.


Воздух здесь, скажем, правда не карпатский. Карьеров и горно-обогатительных комбинатов достаточно, не зря ведь именно они – визитная карточка города, благодаря которой дети узнают о Кривом Роге из учебников географии. Но не карьерами едиными. Многотысячному населению самого большого города Днепропетровской области есть где себя проявить, помимо карьеров на горнодобывающем предприятии. Кроме горного университета (КНУ), выпускники также выбирают и местный педагогический ВУЗ. Профессия учителя или доктора, несмотря на невысокую зарплату, среди жителей города встречается довольно часто. Современная молодежь также активно обустраивается в банковской и IT сферах. Но обогнать в популярности инженерное мастерство и технические профессии в этом городе невозможно.


Кривой Рог был основан в 1775 году. Город расположен на месте слияния двух рек: Саксагань и Ингулец. Население на 1 апреля 2016 года насчитывало 642 137 постоянных жителей. Кривой Рог – один из самых длинных городов Европы. Расстояние от крайней северной точки до южной равняется 67 км по прямой. На официальном сайте исполкома Криворожского городского совета указанная длина города – 126 км.

За месяц до Дня Независимости криворожане празднуют не менее значимый для города День металлурга и горняка, который, к слову, всегда отмечается более масштабно и с размахом. Репетиции к празднику начинаются в начале лета. К участию привлекают всю молодежь в качестве летней практики в школе. Участвуют в празднике как местные музыкальные и танцевальные коллективы, так и знаменитые украинские исполнители.

Горожане разговаривают преимущественно на русском языке. Обучение в школах и университетах ведется на государственном языке.

В свой первый год независимости Кривой Рог, как и вся Украина, еще не ощущали значительных перемен в городской жизни. Непростые 90-е годы не позволяли городу и его жителям жить на широкую ногу. Хотя большинство предприятий, культурных заведений и мест отдыха функционировали так же, как это было и во времена СССР.

Промышленные предприятия, которые успешно работали во времена СССР, продолжали работать, однако рынки сбыта с развалом Союза начинают отпадать один за другим. Производство не останавливалось, но значительно сокращалось. Иногда ГОКи могли производить продукцию на склад и никуда ее не продавать.

Всего в городе действуют пять ГОКов: СевГок (Северный), ЮГОК (Южный), ЦГОК (Центральный), ИГОК (Ингулецкий), НКГОК (Новый Криворожский). В 90-е обычным явлением было задержание заработных плат, вплоть до 8 месяцев, и сокращение рабочей недели. Люди в это время пытались выживать, как могли. Пекли дома хлеб, собирали урожай с дачных участков, находили разные мелкие подработки. Увольняться с основного места работы, тем не менее, они не рисковали.

На фоне мятежных времен в городе также повышался уровень преступности. В Кривом Роге в 1980-1995 годах действовали группы подростков, которых называли «бегунами». Причины возникновения этого движения называют разные: от экономической нестабильности в стране, до определенных «спонсоров», которым такая криминальная ситуация была выгодна.

В «бегуны» принимали с 12-13 лет. Свидетели деятельности этих подростковых банд говорят, что приблизительное количество всех участников составляло около 10 000 человек. Группировки занимались в основном грабежом или выяснением отношений с другими подростками. В какой-то момент в городе стало действительно опасно, и не только для детей.

В 1992 году произошел переломный момент. «Бегуны» совершили нападение на трех милиционеров. Подростков было гораздо больше, все были вооружены. В результате драки получил ранение один парень 18-ти лет и погиб 14-летний подросток.

После этого местные органы МВД начали усиливать патрулирование и ужесточили наказания за набеги, даже для несовершеннолетних. Это затруднило деятельность «бегунов», преступлений становилось меньше. В 1995 движение прекратилось, и город вздохнул с облегчением.
В 2016 году в Кривом Роге начала работу патрульная полиция
То, что осталось в воспоминаниях криворожан о своем городе в 90-х годах – это относительная чистота на улицах, ухоженные парки с аттракционами и дискотеками, отсутствие старых заброшенных зданий, которые сейчас можно встретить довольно часто. Эти бесхозные здания – когда-то гостиницы, приличные рестораны для молодоженов рядом с ЗАГСами, кинотеатры, дома торговли, детские сады, которые помнит даже новое поколение 90-х годов. Реконструировать такие объекты почему-то никто не решается, проще построить что-то новое.

Такая печальная тенденция наблюдалась довольно долго. С начала 2000-х в городе была атмосфера некого застоя, когда объекты те архитектурные объекты, которые красиво смотрелись в главной городской книге «Криворіжжя», начали терять свой вид и постепенно рушиться.
Следом за зданиями продолжают «сдавать» и парки. Детские площадки, аттракционы, лавочки, исправные фонари – все это постепенно начинает исчезать из улиц. Чем дальше от центра, тем больше таких проблем в каждом из местных районов.

К счастью, в какой-то момент у этой тенденции появился «стоп», и спустя несколько лет, в городе начали строить новые объекты. Тем не менее, многие старые объекты продолжают стоять разрушенными. С ними предпочитают не связываться.

В самом длинном городе Европы, как многие читали в энциклопедиях, есть метро. На самом деле это никакое не метро, а знаменитый криворожский скоростной трамвай, который построили в 70-х годах. В 1992 году здесь началось строительство третьей очереди, которая дала продолжение линии в северном направлении. Официально новая линия была открыта в 1999 году президентом Леонидом Кучмой.

Этот трамвай называют «местным метро», на его входе даже есть буква «М», но технически это скоростной трамвай, которым, увы, не могут пользоваться жители отдаленных районов города.
В советские времена городской аэропорт обслуживал рейсы по Украине и всему СССР. Местные жители еще помнят времена, когда летали отсюда в Ялту или Москву. В конце 80-х, во время экологического саммита, начали строить взлетную полосу для посадки "Боингов". К началу 90-х годов рейсы постепенно сокращались, и к 2000-му году аэропорт перестал работать.

Однако недавно в нем все же открыли один международный рейс – Анталья – Кривой Рог. Здание аэропорта напоминает обычный автовокзал. Некоторые корпуса на территории аэропорта заброшены.
По городу курсируют маршрутки и троллейбусы – самые популярные виды транспорта среди местных жителей. Транспортная развязка в городе постепенно развивается. От самого отдаленного района к центру города больше не нужно ездить двумя маршрутками и одним троллейбусом. Несколько лет назад в Кривом Роге появились новые, более комфортабельные троллейбусы и автобусы, что не могло не радовать местных жителей, которые могут по 1,5- 3 часа в день тратить на дорогу по городу. Деньги на транспорт выделяли промышленные предприятия.
Первые годы независимости также ознаменовались для криворожан открытием Криворожского ботанического сада НАН Украины, который сегодня является обязательным местом для посещения иностранных делегаций.

Территория, на которой расположен ботанический сад, достигает 52,4 га. Учреждение принадлежит Национальной Академии наук Украины, является объектом природно-заповедного фонда Украины общегосударственного значения. В 2004 году коллекция древесных и кустарниковых растений (дендрарий) признана национальным достоянием Украины.
А вот с большим спортом в Кривом Роге сложно. В Кривом Роге с 1959 года базировался ФК «Кривбасс». Все чемпионаты Украины до 2013 года, кроме первого, «Кривбасс» провел в высшей лиге. В 2000 году играл в финале Кубка Украины. В 1999 и 2000 годах становился бронзовым призером чемпионата. А в 2013 году был объявлен банкротом. И это в городе с такой промышленностью и таким оборотом средств. Теперь аматорский ФК «Кривбасс» топчет поля в чемпионате Днепропетровской области.
Помимо «Кривбасса», в Кривом Роге был и другой футбольный клуб – «Горняк». Он представлял спортивный клуб, созданный в ОАО «Криворожский железорудный комбинат». Играл в Первой лиге, но в этом году перешел в аматоры – по той же причине, что и «Кривбасс».

Досуг городских жителей с конца 90-х ставал более разнообразным. В городе работали несколько кинотеатров, появился и первый большой городской универсам «Кривбасс». С 1999-года в Кривом Роге начал работу первый «МакДоналдс», который стал обязательным местом для посещения на семейные праздники.

Местом восстановления физических сил для горожан служили санатории, профилактории и базы отдыха, путевки на которые предоставляли предприятия. Отдыхом для души считалась поддержка криворожской команды КВН, которая сегодня стала одним из самых успешных юмористических проектов в Украине и взяла название одного из центральных кварталов города – «95-й квартал».
С каждым годом жизни в Независимой Украине в Кривом Роге постепенно происходят важные перемены. В 2004-м году металлургический комбинат «Криворожсталь» был приватизирован. Это событие стало большим скандалом в украинской политике и обществе, которое не устает напоминать о себе до сих пор. В 2005-м году последовала повторная приватизация. Комбинат теперь называется ПАО «АрселорМиттал Кривой Рог» и принадлежит семье гражданина Индии Лакшми Митталла.
К началу 2000-х годов приватизируются и два главных криворожских "ГОКа". Процесс приватизации также не прошел без громких политических баталий и торгов. За всем этими процессом работники предприятий наблюдали с большой настороженностью. Пока в высоких кабинетах обсуждали лучшую цену и комфортные условия для продажи, для людей самым страшным было только одно – потерять работу.

Сокращения на предприятиях все же происходили. На «Криворожстали» были задействованы программы добровольного увольнения с последующей выплатой нескольких заработных плат.

На текущий момент на криворожских «ГОКах» проходит реконструкция, внедряются новые технологии для работы, строятся новые фабрики. Однако общий объем производства не может догнать советский период. На примере СевГока можно увидеть, что, если в советское время добывалось до 40 млн т руды, то в современный период этот объем едва дотягивает до 30 млн.
С 2007-го года городские власти начинают реставрировать некоторые городские объекты, обновлять инфраструктуру. Действует масштабная программа «Город без окраин», в рамках которой каждый год проводят ремонт объектов инфраструктуры разных районов. Проводится реконструкция водоемов, парков. Особое внимание уделяется ремонту дорог. Ежегодно ремонтируются большие участки центральных дорог и не только. Дороги в центральных и отдаленных районах города постепенно приводят в надлежащий вид, однако в черте города еще немало участков дороги, которые требуют восстановления. Многие дороги во дворах остаются разбитыми. Когда дойдет очередь до их восстановления – неизвестно.

В рамках проекта полностью заново построили железнодорожную станцию «Роковатая», которая после своей реконструкции стала выглядеть более выигрышней, чем центральная станция «Кривой Рог- Главный».

В Кривом Роге появился памятник основателю города – казаку Рогу, проект которого был готов еще 40 лет назад. Торжественное открытие памятника состоялось 28 мая 2011-го года, его установили возле здания горисполкома.
Недалеко от него расположен еще один знаменитый объект города – цветочные часы, которые называют самыми большими в мире. Диаметр циферблата составляет 22 метра, длина часовой стрелки – 8 метров, минутной стрелки – 12,5 метров. Здание, на котором расположены часы – один из выставочных залов Криворожского историко-краеведческого музея, где каждая грань посвящена одному из районов города. Там же можно увидеть и фотогалерею города и первую в Украине 3-D видеогалерею. Открыты часы были вслед за памятником казаку Рогу, в августе 2011-го.
Теперь между правом на звание «символа города» началась настоящая конкуренция: молодежь называет символом города часы, или памятник казаку Рогу, в то время как старшее поколение не соглашается, что в промышленном городе символом вдруг стали недавно построенные «коммерческие объекты».

К слову, люди по-разному воспринимают и понятие «центра города». Когда говорят о центре города, то невольно всплывает несколько мест по причине того, что нет единого центра, в связи с протяженностью Кривого Рога, поэтому есть несколько таких «центров».

Историческим центром города является Почтовый проспект. Здесь находится центральный культурный объект Кривого Рога – Академический театр, рядом построены светодинамические фонтаны.
В городе много различных кафе и ресторанов – на любой вкус и кошелек. Здесь вы найдете все: от забегаловок уровня «чебуречная на вокзале» до таких ресторанов как «Прада-Кафе» или «Аврора», где можно отведать блюда французской кухни. Выбор велик и разнообразен, достаточно пролистать группы города в соцсетях, и вы получите непредвзятое мнение о любом заведении.

К услугам криворожан и туристов – широкий выбор точек оптовой и розничной торговли, сети супермаркетов, есть и гипермаркеты. Если есть желание, можно пойти на один из многочисленных продуктовых и промышленных рынков, которые есть во всех районах города. На таких рынках, как не странно, всегда окажется больше людей, чем в любом гипермаркете.

В Кривом Роге турист не будет удивлен старинной архитектурой города и своеобразным колоритом. Но недавно внедренный промышленный туризм может заинтересовать многих.

Идеальный вариант – побывать на таких объектах промышленного туризма: карьеры предприятий, Бурщицкий отвал, криворожский Гранд Каньон, затопленный гранитный карьер возле микрорайона Заречный и на Карачунах. Если есть возможность, с группой можно спуститься в одну из здешних шахт.
«Что туристы забыли в карьерах шахтах?» – спросите вы. После увиденных пирамид, храмов и древнегреческих статуй, любопытный турист вполне может быть заинтересован в очередном адреналине, который он не получит, путешествуя в другой точке планеты.

Городские жители отдыхают более спокойно (в шахты и карьеры они уже спускались). Самый распространенный вариант отдыха – посиделки в кафе, походы в кинотеатр (иногда в театр), цирк, каток, боулинг. В теплое время года можно пойти в один из городских парков, позагорать на пляже.
В Кривом Роге проводятся культурные и спортивные мероприятия, различные выставки, концерты, театральные представления, тематические литературные и музыкальные вечера. Город хоть и считается промышленно-провинциальным, но певцы, музыканты и актеры не обходят его стороной. Видимо, публика в городе благодарная. Сюда хотят приезжать с гастролями и возвращаются снова.

За 25 лет независимости Кривой Рог медленно, и до сих пор незаметно для некоторых местных, но менялся. Люди перестали бояться подростковых банд и массовых краж на улицах. У города появилась своя инфраструктура, и теперь не нужно ездить в соседние города за развлечениями. Часть культурных объектов начинают реставрировать. Люди имеют возможность ездить на работу на более-менее комфортном общественном транспорте.

Промышленные предприятия работают и все еще являются главным работодателем в городе. Часть продукции выходит на рынок за территорию Украины – в Китай и Западную Европу. Но предприятия не задействованы на полную мощь. В сравнении с советским периодом, в годы независимости предприятия задействованы лишь на 66-67%. Но, тем не менее, промышленность, пусть и не такая мощная – это тот элемент, который не оставит город нищим ни в 90-х, ни в любое другое кризисное время. Поэтому криворожские предприятия до сих пор остаются на плаву.

У Кривого Рога осталось и много ориентиров на будущее. Ремонт дорог должен стать более глобальным и захватить не только основные магистрали, но и дороги рядом с жилыми массивами. Аэропорт также нельзя оставлять в упадочном состоянии, он ведь явно не строился для того, чтобы там функционировал всего один международный рейс. Реставрация должна коснуться всех крупных городских объектов, в том числе и знаменитого «заброшенного кукольного театра», который служит в городе элементом «арт-хауса».
инна завоюра

Запорожье: От заводов к «казацкому краю»

«Нет, ты не знаешь Украину, если на Запорожье не бывал. Где небо – то от волн
Днепровских синее, то золотое от степных отблесков» (П. Ребро)
Город заводов
Когда-то в годы основания сечей Запорожье получило название "край казацкой славы". Впрочем, в советские времена это словосочетание стало для города пустым звуком. Тогда он стал одним из флагманов тяжелой промышленности и энергетики не только в масштабах республики, но и всего Союза. Ужасная экология стала "визитной карточкой города".
Большинство горожан работали на заводах. Якобы жилось и неплохо, рассказывают местные жители, пока не началась "большая приватизация". За годы независимости, экономического кризиса, безработицы и нестабильности добрая половина народной собственности ушла в частные руки. Следовательно, особо ценные городские активы и государственное имущество в Запорожье поделили между собой украинские и российские олигархи. А обычных запорожцев оставили без штанов: без работы и развития промышленности.

«Горячая распродажа» началась с середины 90-х. Из-под молотка ушли тогда Запорожский завод ферросплавов (группа "Приват" Игоря Коломойского), «Запорожсталь» (Ринат Ахметов), «Днепроспецсталь» (российские предприниматели Александр Бабаков и Михаил Воеводин, а также Игорь Коломойский), «Мотор Сич» (Вячеслав Богуслаев), «Запорожтрансформатор» (Константин Григоришин) и тому подобное. При их приватизации государство выставило перед каждым будущим владельцем определенные требования, которые далеко не всегда выполнялись. Например, владельцы Запорожского алюминиевого комбината компания «АвтоВАЗ-Инвест» при приватизации должна была инвестировать в следующие пять лет в завод 200 миллионов долл., а также в полугодовой срок погасить кредит завода в размере почти 76 миллионов долларов. Но не прошло и трех лет, как комбинат перешел в другие руки, а о погашении кредита «забыли».
От приватизации крупных промышленных объектов запорожцы могли выиграть не только за счет развития промышленности, но и создания новых рабочих мест. Когда заводы отдавали в частные руки, их сотрудникам предоставлялось льготное право на покупку акций предприятий. Но так получилось, что за два десятка лет владельцы запорожских предприятий нашли массу способов, как не считаться с правами мелких акционеров. Один из таких способов - размывание их долей акционеров по несложной схеме: предприятие выпускает дополнительное число акций и предоставляет право их выкупа «своим».

В 1990-х активно развивалось такое направление, как "металлисты". Это те люди, которые сдавали металл в специальные пункты за вознаграждение - примерно 50 копеек за килограмм железа. Местные жители вспоминают, что собирали железо тогда не только на свалках, где сбрасывали металл заводы. Например, "Запорожсталь". А еще и вырезали на кладбищах ограды.
«Червона Рута»

В 1991 году развитие политической и культурной жизни в городе перед провозглашением независимости так и бурлило. В августе 1991 года, например, в Запорожье провели украинский молодежный музыкальный фестиваль «Червона Рута». То, что в Запорожье приехала «Червона рута», много его жителей и не знали. Некоторые горожане утверждали, что в их городе происходит какая-то «Красная рута».
Даже больше! Горожане дружно удивлялись, почему Запорожье временно оккупировали «безработные из Запада». Как известно, фестиваль имел свою культурно-просветительскую миссию - ориентироваться на те регионы, где не только об украинской музыке, но и культуре мало знают. Поэтому для советского города такое мероприятие - настоящий бум патриотизма. Даже слишком. Среди победителей запорожского фестиваля были музыканты и исполнители, с которых начиналась украинская независимая эстрада, в частности: «Табула Раса», «Плач Єремії», сестры Тельнюк, «Мертвий півень» и многие другие. Но тогда в Запорожье о них мало кто вообще слышал.

24 августа - провозглашение независимости от СССР. Сбылась, как говорится, мечта многих поколений борцов на свободу. Но... откровенно говоря, чуда не произошло. Как вспоминал один из лидеров борьбы за независимость в Запорожье Константин Лямцев, «пока мы бегали с флагами и мегафонами, они (представители партноменклатуры, - ред.) брали под контроль собственность. И добились этого».

В Запорожье после обретения независимости основной язык - русский. И только русский. Одним словом, разговаривать на украинском тогда в Запорожье считалось непрестижно. А вот если отъехать подальше - в селах кое-где звучал украинский, и то суржик.
Обучение в школах и высших учебных заведениях проводилось на русском языке. В основном учебники были российские. Впрочем, такие предметы, как украинский язык и литература, в программе были.

"Трешка", "Звезда", "Комсомолец"

Центр города Запорожье в прошлом веке мало чем отличался от настоящего. Тот же цирк и универмаг "Украина", трамваи, ресторан "Интурист" и куча горожан с детишками на бульваре Шевченко. Впрочем, фонтанов на проспекте Ленина (что построил мэр города (2000-2003 гг.) Александр Поляк – именно он считается тем городским головой, который преобразовал центр города Запорожья) еще не было, не было и «МакДоналдса» на проспекте Металлургов. А еще проспектом тогда катался трамвай, сейчас остались рельсы только возле "Украины" и "Интуриста".

Еще одним известным местом на то время было кафе "Трешка", что возле "Украины". Сесть там и отдохнуть можно было только, если заплатил три рубля. На такие деньги там можно было заказать, например, мороженое и алкоголь. А еще популярным тогда было кафе "Маленький Париж", где варили невероятный кофе.

Не проходили дни тогда без киноразвлечений - без просмотра фильмов в кинотеатрах. Работали только четыре кинотеатра в городе: имени Довженко, "Звезда", "Комсомолец" и имени Маяковского. Еще хорошо время проводили горожане в музыкально-драматическом театре имени Магара.
Еще в Запорожье есть памятник – старый дуб (жаль, сегодня он почти не живет, только одна ветка с зелеными листьями, другие – сухие). Любили местные жители отдыхать под огромным деревом, особенно летом. Возраст дерева насчитывает более 700 лет. С 2002 года проводятся работы по сохранению памятника: установлены металлические мачты, поддерживающие ветви, древесина обрабатывается веществами для ее консервации, почву под деревом укрепляют для предотвращения просадок. Ежегодно с единой живой ветви дуба собирается от нескольких сотен до нескольких тысяч желудей, которые высаживаются и раздаются в виде ростков. Дуб гибнет, но спасти его нынешний облик для потомков можно благодаря консервации. Но на этот шаг никто не хочет идти, так как последняя ветвь легендарного дерева еще жива. 24 августа 2001 года, в 10-ю годовщину Независимости Украины возле знаменитого дуба открыт историко-культурный комплекс «700-летний Запорожский дуб», размещенный на территории вокруг самого дерева.
Запорожский дуб в 1991 и в 2016 годах
"Казацкий край"

Когда-то задымленный заводами город Запорожье теперь процветает и цветет. В прямом смысле. Еще во времена президентства Ющенко в Запорожье начали возрождать исторически-культурную часть города. А именно - вернуть мегаполису звание «казацкий край». Чтобы не только привлечь этим внимание туристов, иностранцев, а и добавить городу «перчинки» и колорита.

Поэтому, сегодня в городе активно развивается туризм. Около известных фонтанов на проспекте Ленина, пардон, уже Соборном, или на острове Хортица, или на Фестивальной можно встретить иностранцев, которые катаются по городу на огромном автобусе и с вопросами типа: «Where is Lenin?», «I wanna see the real kossaks. Where are they?» и др.

А найти-то казаков в Запорожье через несколько веков нетрудно. Их можно увидеть в центре города - с оселедцами, в шароварах и на лошадях. Настоящих. В частности на острове Хортица работает специальный конный театр, где ребята - бравые казаки - носятся на лошадях с упряжью и делают такие кульбиты и акробатические трюки, что после двухчасового шоу зритель еще долго не может отойти от увиденного. Там же угощают едой настоящих казаков – кулешом, который готовят в огромных котлах, и рюмкой водки. Даже позволяют немного на лошадях покататься.
Памятник на о. Хортица в честь побед Богдана Хмельницкого, 2016 г.
Еще на острове воссоздали Запорожскую Сечь. А точнее ее подобие. Сечь построена по образу настоящей Сечи в несколько уменьшенном масштабе. Там присутствуют все элементы существующих сечей. Она возвышается над Днепром и его порогами просто у самого Днепрогэса. Пейзаж впечатляет. Впечатляет настолько, что 16 апреля во время принятия присяги патрульными, камеры украинского телевидения пытались, в основном, держать только общие планы. Красота же: Днепр, пороги и более полутысячи патрульных в одинаковой форме. Следовательно, Запорожье тогда стало 21-м городом, где заработали патрульные полицейские.
Хотя и украинский колорит, туризм в городе развивается, но основной доход населению это не приносит. Даже больше! Молодежь в основном старается уехать в столицу или заграницу на учебу и работу, ведь и до сих пор одним из основных источников заработка в казацком городе остаются заводы "Запорожсталь", Коксохим, Алюминиевый и пр.

Работа в Запорожье есть. Но средний заработок по городу 4,5-5 тысяч гривен, а цены на продукты не слишком низкие. А снять, например, квартиру в центре будет стоить от 1500 гривен.

Хоть на пляж, хоть в парк

Отдохнуть в Запорожье всегда было где. 2016 год - не исключение. В любой момент местные жители то после рабочего дня, или на выходных могут развлечься в торгово-развлекательных центрах. В Запорожье, как и в любом центральном городе, их несколько. Есть и с игровыми автоматами, роллердромами, боулингом и тому подобное. Одним словом, на выходных родителям есть куда пойти с детьми.

Еще есть цирк, как в столице, построенный напротив универмага "Украина". Молодежь любит по вечерам собираться возле этого ТЦ. Или на бульваре Шевченко, где и фонтаны, и много лавочек, и еще парк неподалеку.

Кстати, о зеленых зонах. Особая романтика витает в центральном парке культуры и отдыха «Дубовый гай». Название свое получил из-за обилия здесь дубов. Когда-то в нем было слишком жутко - фонари вечером не светили, а в траве валялись шприцы. Зато сегодня парк украсили. Теперь здесь не только гуляют счастливые влюбленные или семьи, но и играют свадьбы. Еще есть парк на северной части о. Хортица - парк Шевченко. Ежегодно здесь проводят различные мероприятия в честь Кобзаря. Патриотично... А еще есть Вознесеновский парк. Расположился он в районе Набережной магистрали, недалеко от каскада фонтанов «Радуга» (где часто проходят какие-то большие концерты и устанавливают фан-зоны во время футбольных матчей). В последнее время, это один из самых живописных и ухоженных парков Запорожья. Через озеро установили мостик к «Тещи и свекрови». В парке разбит искусственный пруд с фонтанами. Отличное место для прогулок с детьми и молодоженов.

Остров Хортица - одно из семи чудес Украины и самый большой остров на Днепре. На острове расположен «Музей истории запорожского казачества», который был открыт 14 октября 1983 года. Также на острове есть множество сувенирных лавок, поэтому обязательно приобретите на память магнитик.
Конечно, в жаркую погоду большинство горожан отдыхают возле Днепра. В городе есть пляжи - аж 38. Впрочем, только два из них легальные - это Ждановский и Правобережный. Зато официальные слишком чистотой от нелегальных не отличаются, отмечают граждане. В общем, пляжи имеют не только кафешки, раздевалки, туалеты и спортивные площадки, некоторые даже - горки. Большинство жителей района Бабурка летом отдыхают на "Магадане", потому что находится этот пляж рядом. А любители авто купаются на пляже "Автомобилистов", куда можно добраться только транспортом.

А некоторые горожане о Днепре летом даже слышать не хотят, ведь под боком целое море - Азовское. Именно туда и отправляется большинство граждан - особенно в Кирилловку. Ехать туда на машине где-то полтора часа. Есть автобусные рейсы - примерно два часа.

В городе еще есть три популярных кинотеатра - "Маяковского", "Байда" и "Довженко". На выходных здесь уйма людей. Поэтому билеты обычно покупают горожане заранее. Раньше самым комфортным был "Байда", но "Довженко" реконструировали, и в "Маяковского" тоже улучшения. И находятся они в центре города на проспекте Соборный. Поэтому не проедете, это точно.

В целом, Запорожье - город спортсменов. Славится он пловцами, прыгунами, легкоатлетами, гимнастами. В городе есть большое количество спортивных залов, в частности для профессиональных спортсменов - спортивный комплекс «Мотор Сич». В этом году в городе открыли первый «Спорт лайф». Находится он возле Никопольского поворота.
А вот с большим футболом в Запорожье неурядицы. Стадион «Славутич-Арена» - один из лучших в Украине, но местный «Металлург» обанкротился и исчез с футбольной карты. Только луганская «Заря» не дает зарасти «Славутич-Арене» сорняками.

Ленин не выстоял

В 1964 году на площади возле Днепрогэса установили чуть ли не самый большой памятник вождю Владимиру Ленину. Выстоял он четырех президентов и одного временно исполняющего. Впрочем, при пятом не выстоял. В 2016-м году 17 марта памятник демонтировали в рамках пакета законов об осуждении советского и нацистского режимов. Разбирали его 30 часов. Сейчас же он находится на территории одного из складов КП "Водоканал".
Под руку "обновления" попали также улицы города. Декоммунизировали более сотни улиц. Например, главную улицу Запорожья (проспект Ленина, простирается почти на 12 км по городу) переименовали в проспект Соборный.
Понемногу декоммунизируют и Днепрогэс. С плотины болгаркой и отбойным молотком убрали имя Ленина. Позже демонтировали и большие макеты орденов Ленина и Трудового Красного знамени.

Хотя с города активно убирают следы «советчины», Запорожье до сих пор русскоязычный город. По переписи 2001 г. в Запорожье проживает 70,3% украинцев и 25,4% россиян. По данным соцопроса Rating Group, украинцами себя назвали 83% населения города, россиянами 16%.

Всего в городе почти 130 школ. По данным ИСУО, украинские школы в Запорожье составляют 65,77% от общего количества школ, а российские - 34,23%. Меньше всего украинских школ в Коммунарском районе - 56%, больше всего в Хортицком районе - 76%.

С дорогами в Запорожье долгое время были серьезные проблемы. Хотя качественное асфальтобетонное покрытие - извечная проблема не только Запорожья, но и Украины, но в этом году дорожники понемногу начали напрягаться. Кроме того, что отремонтировали наконец дороги в центре, на Набережной, начали даже прокладывать в частном секторе. Как говорится, дождались. Наибольший объем работ по частному сектору в Шевченковском районе - 5,6 тыс. кв. м дорог. Более 40% отремонтировано в Вознесеновском и в Коммунарском районах - 5,4 тыс. кв. м. В общем, отремонтировано около 16 тысяч квадратных метров. До конца года планируют завершить работы по 117,8 тыс. кв. м дорог.
А еще в городе действуют четыре моста через реку Днепр – Днепрогэс, Первый Преображенский, Второй Преображенский и Арочный. Планировалось два моста построить еще с начала 2000-х, впрочем, и до сих пор их нет. Ну, как нет. Стоят недостроенные бетонные опоры. А на них уже появляются многометровые «безопасные» трещины. Деньги на строительство мостов разворовали, даже открыли уголовное дело. Впрочем, ничего так и не решили. Недавно на строительство выделили 240 бюджетных миллионов. Но и они могут быть потрачены впустую.

Сегодня Запорожье развивается как обычный мегаполис. Промышленный мегаполис. Здесь до сих пор работают заводы. Иногда окраины города стоят в серых облаках из-за их работы. Зато местная власть понемногу начинает развивать «казацкий» туризм, на крючок которого легко и с интересом попадают иностранцы. Даже больше! Здесь даже «возродили» Запорожскую Сечь. Впрочем, в городе до сих пор нет 3G, а молодежь пытается уехать в сторону столицы или Европы. В то же время настоящие патриоты города идут работать на заводы, а некоторые – учиться конному искусству, чтобы посвятить себя «казацкому делу» где-то на острове Хортица.

Запорожье – один из крупнейших административных, индустриальных и культурных центров юга Украины. Речной порт и важный транзитный железный узел с развитой черной и цветной металлургией, машиностроением. Горожане любят свой город и переживают, чтобы здесь не было войны. Ведь до Донбасса рукой подать, а сильные взрывы на Донбассе иногда звучат на Запорожье.
Иванна Радивилова

Мариуполь: Между путчем и войной

Мариуполь живет, растет, обороняется, сражается, работает, работает, работает. Очень много работает. Так есть сегодня, так было 25 лет назад. Для многих, кто днем и ночью горит у доменной печи и прокатных станов, в этом городе мало что изменилось. Как и 25 лет назад, город периодически лихорадит, цены растут и «Азовмаш» почти не работает. Как и четверть века тому назад во дворах нет асфальта, а на дорогах – латка на латке. Правда, питейных заведений стало намного больше и уровень сервиса в них – намного лучше, так что теперь сталевару, отпахавшему смену, есть где отдохнуть комфортно, опрокинув рюмочку-другую. А в остальном – все тот же Мариуполь.

Так могло бы показаться стороннему наблюдателю. Но это очень поверхностный взгляд на город. В недрах мариупольского конформизма и провинциализма медленно, но уверенно вызревают перемены. Сегодня их трудно не заметить. Особенно если оглянуться назад, в 1991 год.
По стране, тогда еще СССР, шагала перестройка. Мариупольцы тоже перестраивались. В городе стали появляться первые кооперативы, первые мошенники. Многие из тех, кто тогда, в 90-е, был наперсточником и кидалой, позже стали известными, влиятельными людьми, бизнесменами и депутатами.

До августа 1991 года Мариуполь переживал болезненное, мучительное становление рыночной экономики. Перед людьми открывались удивительные возможности. Некоторые ими с успехом пользовались, создавая в городе новые торговые объекты. А другие — с успехом пользовались результатами работы первых, отжимая, крышуя, грабя. Именно 91-й год ознаменовался первыми убийствами бизнесменов. Но в целом, до августа, 1991-й был спокойным и ничем не примечательным годом.
Памятник сталевару при въезде в Мариуполь
Все изменил августовский путч. В Москве — танки, президент Горбачев — в изоляции. А Мариуполь замер в ожидании, как флюгер в период кратковременного затишья, куда же рвануть, в какую сторону развернуть свой парус.

Прильнув к экранам телевизоров и наблюдая за тем, что происходит в Москве, мы все пытались понять, о чем эта история. Как жаль, что не было у нас тогда "Фейсбука2, который все знает и все поясняет. Но и без него было абсолютно очевидно, что надвигается что-то страшное.

Понятно же, что захватывать президентов нельзя, и власть свергать – тоже. Непонятно только было, чем все это закончится. А потому люди повернули свои взоры к первому секретарю горкома партии… Юрию Хотлубею. Да, да, уже тогда, 25 лет назад, он руководил этим городом. И тогда, в 1991-м, Юрию Хотлубею предстояло взять на себя ответственность и озвучить официальную позицию власти.

Впоследствии ему еще не раз приходилось это делать. В последний раз – в 2014-м, когда его пыталась порвать на части толпа агрессивных людей с георгиевскими ленточками на одном из сепаратистских митингов в Мариуполе. Тогда, в 1991 году, Юрий Хотлубей поступил так же гибко, как и в 2014-м. Он говорил одно и тоже: «Пусть политики разбираются, а нам надо обеспечить жизнедеятельность города».
Когда было тяжелее это произносить, в далеком 91-м или сейчас, не знаю, но думается, что такие эпизоды добавили немало седых волос экс-мэру.

Справедливость требует сказать, что Хотлубей действительно обеспечивал эту самую жизнедеятельность. Несмотря на войну, перестройку, развал СССР, «русскую весну» и прочие катаклизмы, Мариуполь оставался одним из немногих городов Украины, который всегда был обеспечен водой, получал отопление, электроэнергию и так далее. Не без срывов, конечно. Например, в том же 1991-м коммунальщикам не удалось вовремя дать тепло, из-за чего в нескольких домах произошли порывы коммуникаций. Но к середине зимы с ситуацией удалось справиться. И это был действительно редкий случай.

Но вернемся к политической ситуации. Уже через несколько дней после уклончивого заявления Хотлубея, в Беловежской пуще руководители трех союзных республик подписали «смертный приговор» СССР, а компартия прекратила свое существование.

Эти новости нарушили мирное течение жизни Мариуполя. Но вовсе не потому, что нужно было принимать политические решения. Не потому, что разрывались экономические связи и над городом нависали серьезные экономические проблемы. Главное – нужно было срочно «спасать» имущество партии.

В Мариуполе по этому поводу собрали внеочередную сессию. Хотлубей требовал передачи всех объектов КПУ на баланс города. Но сегодня доподлинно не известно, что тогда было передано, а что нет. И главное – не известно, куда подевался автопарк мариупольского горкома КПУ. Впрочем, вся эта история с имуществом партии вряд ли кого-то удивит. Намного интереснее было наблюдать, как менялась «политическая линия» тех, кто в это время представлял в городе власть и крупный бизнес.

А линия эта была очень рваная и неустойчивая. Например, приезжает в Мариуполь известный диссидент Левко Лукьяненко, а его не пускают на ММК им. Ильича, препятствуют встречам с горожанами. Зато почему-то в «Азовмаше» неожиданно организуют массовое сожжение коммунистической литературы. Это было очень странно – собрать какие-то книги Ленина и Маркса и бросить их в печи. Зачем? Почему? Говорят, что на самом деле в тех печах вместе с коммунистической литературой сгорели тонны секретных документов, в том числе и из партийных архивов, а также листовки в поддержку ГКЧП. Однако так ли это, мы уже никогда не узнаем.
Что доподлинно известно, так это то, что желто-синий украинский флаг был поднят над зданием городской администрации в Мариуполе раньше всех остальных городов Донецкой области. Распорядился поднять украинский флаг все тот же гибкий Юрий Хотлубей. Мариуполь начинал готовиться к референдуму за независимость.

Это было смутное время на самом деле. Преступность росла (как и сейчас), с продуктами напряженка. С хлебом наступили перебои. Людям давали по буханке в руки. Картошки не было. Исполком вынужден был сам гнать фуры на Западную Украину, чтобы обеспечить город продовольствием. Бензина не было – частный транспорт остановился, началась спекуляция так называемым заборными картами, по которым можно было купить бензин.

И несмотря на весь этот кошмар мариупольцы проголосовали за независимость. 80,6% горожан поверили в идею успешной, богатой и независимой украинской державы. Люди верили, что как только их перестанет грабить Кремль, они станут жить лучше. Верили в чернозем и металлургию, в уголь и энергетику. Верили в свои таланты и инженерную мысль. Они тогда еще не знали, что вместо Кремля появится донецкая мафия, днепропетровская мафия, ровенская мафия, и вместо грабителя-государства у них под боком будет разрастаться масса более жестоких и жадных грабителей, не оставивших шанса Украине стать такой, какой ее хотели видеть тогда 80% граждан.

Наверное, поэтому для среднестатистического мариупольца жизнь тогда и сейчас существенно не отличается. Мариуполь был и остается промышленным городом с очень плохой экологией, убитыми реками и умирающим морем. Хотя, конечно, разница все-таки есть. Например, работа. Ее с каждым годом найти в городе все труднее.

В начале 90-х в Мариуполе работало более 80 предприятий. Помимо двух металлургических заводов, порта и крупнейшего на всем постсоветском пространстве Азовского морского пароходства, здесь были и пищевкусовая фабрика, и консервный завод, и завод медицинского оборудования, швейная, чулочная фабрики, крупный ликероводочный завод. И везде требовались люди. Однако донецкий криминалитет захватывал и разорял одно предприятие за другим. Последнее приобретение – Ринат Ахметов в 2011-м купил ММК им. Ильича и перевел его под контроль "Метинвеста". Так город моряков, машиностроителей, строителей, пищевиков и металлургов превратился исключительно в «город стальных людей».
Эти люди, конечно, городу помогают. Не в таких объемах, как при социалисте Владимире Бойко, но все же подкидывают Мариуполю деньжат и на латание дорог, и детские площадки.

Однако главного подарка - масштабной модернизации производства, металлурги сделать городу никак не могут — экологические стандарты на мариупольских метзаводах слишком далеки от принятых в Европе, а потому Мариуполь задыхается в заводской пыли и вынужден мириться с грязными, отравленными реками.
Когда-то мариупольский Кальмиус был судоходным. Сегодня в это трудно поверить. Заиленная, грязная речушка, заросшая по берегам камышом и тиной, максимум что может принять, так это рыбацкие надувные лодки и спортивные байдарки (они еще катаются иногда в районе устья). От полной безнадеги спасает море. Там еще вылавливают рыбу (главным образом бычок и тюльку), зарабатывают на отдыхающих и просто любуются его красотой. Долгое время Азовское море было единственной достопримечательностью в Мариуполе. Но война внесла свои коррективы. За последние два года в Мариуполе появились новые места для туристов.
Еще недавно в Мариуполе была настоящая война, которая сейчас откатилась всего на несколько десятков километров

Сегодня приезжающих в Мариуполь обязательно ведут к сгоревшему зданию городского совета и расстрелянному 9 мая 2014 года городскому управлению милиции. Эти совсем даже не арт-объекты очень популярны среди приезжих. Особенно ГУВД, которое со временем обрастает все новыми и новыми мифами и легендами.

А еще усилиями госчиновников высшего ранга и всевозможных народных избранников в Мариуполе и Приазовье стал активно раскручиваться экстремальный туризм — поездки в зону АТО с обязательным селфи на фоне окопов. Такие «туры» среди власть предержащих были особенно популярны в 2015 году. Сейчас желающих заселфиться немного поубавилось.
К слову, в последние два года Мариуполь стал настоящей Меккой не только для депутатов и европослов, но и для разных знаменитостей. Война принесла в город не только горе и страдания. Она стала временем невероятного культурного всплеска в столице Приазовья. Сегодня Мариуполь смело можно назвать и его культурной столицей. Никогда еще город не видел такого числа звезд театра, кино, литературы, эстрады и перфомансов.

Но апофеозом такого культурного ренессанса стал, безусловно, бесплатный концерт «Океана Эльзы». Еще в 2015-м группа активистов устроила в городе флэшмоб и позвала легендарных музыкантов в гости. Те услышали и приехали. Ну а что, как никак, а Марик нынче – одна из столиц Донбасса.

Такой успех порождает в людях веру в свои возможности. Так что теперь мариупольцы думают, кого бы еще пригласить. Может, на Мадонну замахнуться?
МакДональдс в Мариуполе закрылся в 2014 году
Лихолетье сильно изменило мировоззрение мариупольцев. Война дала понимание того, что жизнь быстротечна, а человек смертен, и часто внезапно смертен (спасибо Булгакову за фразу), потому жить надо здесь и сейчас. Наверное, оттого горожане, несмотря на военную угрозу и прифронтовой статус, стали активнее включаться в частный бизнес. В городе один за другим открываются новые рестораны, кафе, антикафе и арт-пространства. После паники 2014-го в город возвращаются известные торговые марки. И только "МакДоналдс", похоже, покинул бренный Донбасс всерьез и надолго. И для многих мариупрольцев его возвращение станет одним из сигналов о том, что война, наконец, закончилась.

Город очень этого ждет.
Лина Грач

Донецк 1991 и 2016. Из Республики в "республику"

В 1991 год – переломный в истории Украины, период обретения независимости и рождения суверенного государства. Но это будет в декабре. А в целом 1991-й стал симбиозом остатков советского "вчера", последним вздохом горбачевской Перестройки "сегодня" и зарождения рыночного "завтра". И Донецк был таким же отражением "сегодняшнего дня", как и другие областные центры УССР.

Забытая власть

В 1991 году во главе Донецка стоял Александр Гафарович Махмудов. Не многие из нынешних дончан вспомнят эти ФИО. Махмудов изначально не соответствовал распространенному образу градоначальника Донецка: тихий, с нечеткой дикцией, без жесткой руки (не хозяйственник, не партфункционер, а лишь завкафедрой Донецкого политехнического института). Да и пост председателя Донецкого городского Совета народных депутатов Махмудов занимал всего полтора года, и после путча осенью 1991-го был отправлен в отставку. Он пытался восстановиться в должности через суд, но тщетно. А после гибели в 2005 году в автомобильной катастрофе его фамилия практически не упоминалась в прессе.
А. Махмудов (в очках) с депутатами горсовета. Фото Г. Гордиенко
Махмудов не стал ярким градоначальником, но и времени даром не терял: свой минимальный срок в кресле мэра он использовал не для трибуны, а для выстраивания нужных связей с промышленниками и кооператорами первой волны. В итоге в память Донецка Махмудов вошел не столько как мэр, а как один из основателей и президент "ДИКОМа" (Донецкая инвестиционная компания), которая первой в Украине совершила сделку с ценными бумагами и долгие годы была лидером в сфере ваучерной приватизации.

А вот состав Донецкого городского Совета народных депутатов, избранный весной 1990 года, оценивают как первый демократический и прогрессивный для тех лет. Большинство в депутатском корпусе составила интеллигенция и беспартийные, среди которых было немало вольнодумцев, открыто выражавших свою позицию с трибуны. Горсовет держался опосредовано от горкома КПСС, и порой игнорировал линию партии. Однако кроме непривычных для того времени смелых мыслей дело дальше не пошло: эмоциональные демократы не имели управленческого опыта и не смогли реализовать свои идеи на практике. Поэтому главным хозяевам города ("красным директорам" и партийным функционерам) в течение пары лет удалось взять управление избирательной властью в свои руки. Тем не менее, именно тому составу горсовета удалось ослабить влияние коммунистов особенно перед началом массового "распила" социалистического хозяйства. Кстати, в эти годы в статусе депутатов городского уровня начинали свою политкарьеру Николай Азаров (тогда – директор НИИ горной геологии, геомеханики и маркшейдерского дела, профессор кафедры Донецкого политехнического института), Владимир Щербань (в 1991 году – директор донецкого универсама "Украина", в будущем – губернатор Донецкой и Сумской областей, народный депутат Украины, глава Либеральной партии).

Ростки демократии

Донецкие медиа 1991 года отличали два момента: стремление к гласности и попытка стать экономически независимыми в условиях зарождающихся рыночных отношений. Наиболее популярными газетами советского прошлого оставались "Вечерний Донецк" (стала выходить с приставкой "независимая"), "Комсомолец Донбасса" и "Донбасс". "Мы считаем, что газета не должна стать средством для тиражирования многочисленных резолюций, платформ, заявлений, обращений, которые теперь потоком идут в редакцию. Ведь уже очевидно: они не могут сделать жизнь людей лучше. Если уж какая партия, общественная организация сочтут публикацию своего документа крайне необходимой, мы это сделаем, но не по требованию митинга, конференции или просто сходки, а за соответствующую оплату места в газете", – заявлялось в январе 1991 года в обращении редакции газеты "Вечерний Донецк".

В конце 1990 года в Донецке появились две газеты – "Город" и "Донецкие новости" – совершившие прорыв в сознании читателя того времени. Открыто, дерзко и креативно – так можно охарактеризовать новый подход в донесении информации.

Именно в 1991-м в донецких киосках "Союзпечати" начала появляться оппозиционная западноукраинская пресса. Причем, пользовалась повышенным вниманием читателей. Например, львовская газета "За вільну Україну" раскупалась моментально. Это вызвало опасение "на верхах" и инструктивным письмом из Киева реализация газеты в Донецкой области была запрещена. С июня газету "За вільну Україну" разрешалось поставлять только в Донецк и всего в количестве 351 экземпляра (они распределялись, в основном, по библиотекам и политведомствам).

Также в этот период создается первая негосударственная телекомпания АСКЭТ, которая позже будет известна в Донецке как канал "7х7".

Осенью 1991 года было закончено сооружение новой телевышки в Петровском районе Донецка. Ее высота – 360,5 м, благодаря чему теле- и радиосигнал покрыли всю область. Вышка действует до сегодняшнего дня, но с 2014 года через нее идет вещание телеканалов "ДНР" и России. За два года войны вывести из строя этот стратегический объект информационного зомбирования так и не удалось.

Реформа Павлова

22 января 1991 года выходит Постановление Кабинета Министров СССР о том, что с нуля часов 23 января прекращается прием денежных знаков достоинством 50 и 100 рублей образца 1961 года. Рядовые граждане должны были успеть обменять свои наличные средства в трехдневный (!) срок, но в сумме не более 1000 рублей. "Обмен денежных знаков, не сданных гражданами в трехдневный срок, то есть до 26 января 1991 года, не производится", – гласил документ. Также вводилось ограничение на выдачу личных вкладов: в месяц гражданин мог снять со своей сберкнижки не более 500 рублей. Таковы были основные положения денежной реформы, инициатором которой выступил премьер-министр СССР Валентин Павлов.

О старте реформы рядовые граждане узнали из вечернего выпуска программы "Время" в 21 час по московскому времени 22 января, когда финансовые учреждения и магазины были уже закрыты. Понятно, что это вызвало панику. И следующие три дня отделения "Сбербанка", кассы предприятий буквально брали штурмом. Донецк был столицей зажиточного по советским меркам региона – зарплаты шахтеров, металлургов были одними из самых высоких в промышленности. Поэтому хаос "павловской реформы" в городе проявился с еще большей силой.

Формально изымание старых денежных знаков длилось до конца марта 1991 года, и осуществлялось через специально создаваемые комиссии. Поэтому в первом квартале основной акцент прокуратуры, УВД и УКГБ Донецка был нацелен на махинации с незаконным обменом 50-ти и 100-рублевых купюр. Деньги "сбрасывали" через магазины, профсоюзные организации, сети общепита и бытовых услуг по фиктивным протоколам спецкомисий, за определенный процент. Например, согласно сводкам милиции, магазины объединения "Продтовары" в течение февраля-марта сдавали выручку преимущественно купюрами номиналом именно 50 и 100 рублей (суточная выручка одного магазина – около 200 тыс. рублей). Понятно, что эта услуга была доступна не для всех, а только лицам "со связями".

Удар по ценам

Второй этап "шоковой" реформы Павлова граждане СССР, в том числе и жители Донецка, ощутили в апреле. 2 апреля 1991 года (так же неожиданно как с обменом купюр) в стране были установлены новые цены на основные продукты питания и товары народного потребления – примерно в 3 раза выше предыдущих. Вареная колбаса с 2,20 рубля подорожала до 8 рублей за кило, хлеб – с 24 до 50 копеек за буханку, молоко – с 22 до 50 копеек за литр. Шок от повышения демонстрирует тот факт, что 4 апреля по всей Донецкой области по новым ценам было продано всего 19 костюмов и одно пальто.

Стоимость проезда в городских автобусах, троллейбусах и трамваях Донецка с 5 копеек повысилась до 15 копеек (на автобусах, работающих в режиме "экспресс" – 20 копеек). Но до конца года в обиходе находились ранее отпечатанные проездные документы, поэтому пассажирам приходилось компостировать одновременно по три талона номиналом в 5 копеек (в шутку их называли "бутерброд").

Повышение цен не возымело должного эффекта. Ценники переписывались ежедневно, и никто не мог спрогнозировать, сколько будет стоить один и тот же товар завтра или послезавтра. Плюс обесценивание советского рубля. Поэтому с полок городских магазинов сметалось все подряд. Люди с ночи занимали очередь, чтобы успеть купить товар по "сегодняшней" цене. Типичная ситуация 1991 года: в донецком магазине № 14 "Детская одежда" за несколько недель трижды меняли стеклянные входные двери, которые не выдерживали натиска толпы. "На усеянный осколками пол упала пожилая женщина. Мы с подругами сумели выхватить ее из-под ног тех, кто не останавливаясь, рвался в торговый зал. У нее были порезаны стеклами ладони. Потом упала женщина с ребенком. Их мы тоже буквально вытащили из давки", – описывает один из таких случаев работница магазина. Подобные случаи – это рефлексия на сообщения о повышении цен. "Можно понять покупателей – отчего сегодня не приобрести подешевле, что завтра будет строить втридорога. Ныне многие из нас гребут все, что еще дает торговля – не столько по потребности, сколько про запас. Сначала занимаем очередь, а затем спрашиваем "Что дают?"", – констатирует автор заметки "Ажиотаж" (газета "Вечерний Донецк", 28.03.1991).

Торговцы розничной сети придерживали продукты "для своих", поставляли их на рынки или в кооперативные магазины, где цены были значительно выше. Так, в розничных магазинах Донецка 1991 года стоимость колбасы "Сервелат" составляла 18 руб. за килограмм, а в кооперативных магазинах – 29 руб. 10 коп., "Московская" – 29 руб. и 36 руб. 30 коп. соответственно, "Брауншвейгская" – 24 руб. 10 коп. и 32 руб. 50 коп.

Крах советской системы и разрушение единых союзных связей сказались на работе пищевой промышленности Донецка, которая в 1991 году не давала плановых показателей и не могла в полной мере покрыть запросы потребителей. В частности, перерабатывающие предприятия Донецка страдали от недопоставок сырья. Это привело к "хлебному" кризису начала года, а весной с полок магазинов пропали маргарин и майонез (из-за нехватки растительного масла, которое занимает в рецептуре маргарина 30%, майонеза – 70%). Также не хватало упаковочного материла (пергаментных этикеток, стаканов под молочную продукцию, крышек для банок), в итоге товар не мог быть выпущен с конвейеров.

В любом случае голодная смерть дончанам не грозила. Ведь с 1990 года на местных жителей распространялось решение горисполкома "О мерах по упорядочению торговли в городе Донецке": основные продукты питания (кроме хлеба) отпускались по карточкам (купонам), которые выдавались местным жителям на предприятиях (на сумму зарплаты), студентам – в ВУЗах, пенсионерам – в собесах. По такому же принципу распределялись мыло, спички, свечи, бытовая химия и пр. В этой ситуации труднее было приезжим: если ты не мог документально подтвердить факт работы или учебы в городе – купоны тебе положены не были, поэтому приобрести продукты можно было на рынке, в коопторгах или "с рук".

Весной 1991 года власти Донецка заявляли, что в условиях общего кризиса снабжение города продовольствием ежедневно ухудшается, цены продолжают расти. Для стабилизации ситуации президиум горсовета в апреле принимает решение об оперативном выделении горожанам земельных участков под огороды, для чего издается распоряжение о незамедлительном создании городского штаба по данному вопросу. "Установить размер выделяемых участков в черте города не более 0,04 га на семью, за пределами города – не более 0,12 га, без права возведения на них временных и постоянных сооружений", – говорилось в решении президиума. Участки выделялись сроком на 3 года, плата за оформление составляла 5 руб. с 0,01 га.

Еще приметы времени – "черный" рынок, подпольное изготовление товаров, "реализация с рук". В этой связи примечательны советы донецких газет на тему: как распознать подделку. Покупая обувь, нужно обращать внимание на стельку: в официальном товаре она обязательно вынимается, в противном случае – подделка, т.к. приклеенная стелька позволяет скрыть дефекты кустарного производства. Настоящий сапог должен иметь литой каблук без всяких следов обработки, к фирменной обуви положена дополнительная пара набоек. Совет по поводу выбора верхней одежды: "Закончив осмотр, встряхните будущую покупку. Если пуговицы загремят, можете возвращать товар продавцу. Фирменные пуговицы и кнопки никогда не гремят!" "Французские духи "Шанель №5" польского разлива отличить невозможно. Но затертые цифры на золотом кружочке артикула – первый сигнал, что вас, возможно, обманывают".

Товарный дефицит в Донецке продлился до середины 1992 года, когда были полностью отпущены цены.

"Негробанк" и "Амстердам"

1 марта 1991 года в СССР было объявлено свободное хождение валюты. На первых официальных торгах советского Госбанка в апреле 1991 года был зафиксирован курс в 26 рублей за 1 доллар США.

Но в обиходе свободной валюты не хватало, что способствовало созданию одного из знаковых мест Донецка – так называемого "Негробанка". Это была точка теневого обмена валют, располагалась в центре города у общежития № 8 Донецкого политехнического института, предназначенного для иностранных студентов. В арке здания любой желающий круглосуточно без перерыва на обед и очередей мог обменять нужную сумму в нужной валюте. В 1991-м курс американского доллара здесь оценивался в 30–31 рубль. На "Негробанке" работали группы, сформированные по национальному признаку: арабы, нигерийцы, эфиопы и пр. В Донецке валюту "толкали" и в иных точках, в тех же подземных переходах. Но отличительная черта "Негробанка" – здесь практически не "кидали", так как иностранцы боялись репрессий, как со стороны милиции, так и со стороны местных кланов. Этот иностранный "обменник" самоликвидировался не так давно, лет пять назад. А рядом с легендарной аркой открылись цивилизованные пункты обмена валют, хозяевами которых являются далеко не славяне.

Еще один нюанс теневого рынка Донецка того периода – "Амстердам-клуб". Это незамысловатая финансовая пирамида пришла в Донецк из Ростова-на-Дону. В основе легенды лежала фамилия некого немецкого или австрийского профессора математики, который своим открытием обогатил жителей Амстердама. В 1991-м еще не было необходимости маскировать авантюру под яркими обертками типа "МММ", с затратами на рекламу Лени Голубкова и раскруткой завораживающей фамилии Мавроди. Для обывателя такие затеи были в диковинку, и он сам цеплялся на крючок. В период смуты первыми приходят ломбарды, лотереи и церкви. Вот финансовые пирамиды были одним из видов лотерей.

В Донецке "Амстердам-клуб" реализовался в следующей форме. Офис пирамиды располагался у касс "Мотодрома". Для справки: некогда донецкая площадка для соревнований по спидвею (разновидность мотоспорта) с 90-х стала главным рынком самых престижных на тот момент товаров. В Донецке продолжалj действовать множество обычных вещевых рынков, но фраза "на мне куртка/"пирамиды" с Мотодрома" говорила сама за себя. Днем в субботу-воскресенье реализаторы элитного на тот момент товара работали на вещевом рынке "Мотодром" (закольцованные вдоль мотодорожек среди пыли торговые лотки, вместо примерочных – зрительские трибуны, где тебя огораживали простыней, и ты примерял вещи типа "Made in Italy"). Вечером эти же торговцы с этими же вещами отправлялись на "Крытый рынок". Это часть Центрального рынка Донецка, располагавшаяся под куполом: утром здесь торговали мясом, рыбой, домашним творогом, вечером в сохранившихся ароматах – "элитной" одеждой.

Так вот. "Амстердам-клуб" с кассой на "Мотодроме". Система работала так: элитный рынок посещали люди с "элитными" деньгами. Именно поэтому "Мотодром". У касс тебя ждал дежурный "амстердамщик". За 30 рублей ты у него покупаешь анкету со списком из четырех фамилий. Затем почтовым переводом пересылаешь 30 рублей на имя первого в списке. В итоге получаешь четыре анкеты, имя первого в списке вычеркивалось и в конце четвертым значилось уже твое. Эти анкеты ты должен "впарить" таким же желающим подзаработать (чаще всего ими оказывались жалостливые родственники и друзья). Предполагалось, что в процессе обмена анкетами имя каждого участника каждый раз продвигается вверх по списку. С этого момента тебе оставалось только проверять почтовый ящик и ждать извещения о переводах. "Дежурные" уверяли, что на системе легко можно заработать до 30 тысяч рублей. "Донецкие" и тогда были "донецкими": в это же время в Ростове-на-Дону взнос составлял 25 рублей, за анкету платить не требовалось, затраты ростовчан составляли лишь 25 рублей, отправленные первому по списку в анкете. И люди по всей стране массово велись на этот "лохотрон". Примечательно юридическое прикрытие "Амстердамов" по территории СССР – комитет ВЛКСМ. Фокус состоял, в том числе, в доверии к официальным органам.

Но в финансовой истории Донецка 1991-го не все так было грустно. Более сведущие играли по-крупному. 14 мая 1991 года была зарегистрирована "Донецкая товарная биржа". Здесь в ход пускались акции, активы крупных предприятий. В условиях нестабильной экономики оперативно высвобождались средства, которые также оперативно нужно было во что-то вложить. Принцип все того же ломбарда и лотереи, но по-крупному. Вслед за "Донецкой товарной биржей" в городе появился филиал всесоюзной биржи "Алиса", созданной на тот момент молодым Германом Стерлиговым.
Угольные протесты

1991-й вошел в историю Донецка и как год первых именно политических забастовок. Развал угольной отрасли, обесценивание зарплат в условиях инфляции и роста цен спровоцировало в 1989 году начальные акции протеста горняков. Забастовка была объявлена бессрочной. Стачкомы с "угольными генералами" в течение двух лет шантажировали правительство Украинской ССР и Москву возобновлением протестов, выбивая преференции для своих шахт. Таким шантажом начался и 1991 год: не выполните наши требования, 10 января остановим отгрузку угля и начинаем забастовку. По мере переговоров "время Ч" переносилось на неделю, еще на неделю...

Масло в огонь подкинули "павловские реформы". В течение января-февраля шантажом удалось выбить удовлетворение большинства требований: возобновление дотирования отрасли, повышение в 2,4 раза закупочной стоимости угля, подтверждение госзаказа (что гарантировало сбыт) и пр. А заявлениям рядовых шахтеров (повысить зарплату в 2,5 раза, установить льготную пенсию для всех, кто имеет подземный стаж 25 лет не зависимо от возраста) сказали "нет".

В итоге с марта по май 1991 года прошли массовые забастовки шахтеров, по состоянию на 21 марта в Донецке бастовали 14 шахт. Центр города (как и спустя 13 лет, в 2014 году) будоражили многотысячные митинги. К угольщикам присоединяются представители иных профессий: металлурги, машиностроители, коммунальщики, строители, работники текстильной промышленности. На каждую акцию выходят трудовые коллективы крупнейших предприятий города. В городском отделении Промстройбанка открывается расчетный счет с пометкой "Фонд бастующим шахтерам", который ежедневно наполняется тысячами рублей. "Опять в Донецк потянулись обозы с помощью. На этот раз из Прибалтики. Из Эстонии, Литвы, Латвии в адрес бастующих шахтеров прибыло 35 рефрижераторов с маслом, мясом, яйцами, другими продуктами. Собирают деньги и продукты для донецких шахтеров в Мурманске. Б.Н. Ельцин перечислил в помощь донецким шахтерам свой гонорар в сумме 280 рублей", – сообщала 21 марта 1991 года газета "Вечерний Донецк".

Официальный список требований горняков сначала насчитывал 8 пунктов, на митинге 15 апреля их уже было 19. Наряду с экономическими впервые выдвигаются политические: предоставление Украине полного экономического и политического суверенитета, вместо алых стягов "водружение сине-желтого национального флага Украины над административными знаниями города и области как символа независимости Украины", предоставление стачкому ежедневного 15-минутного эфира в прайм-тайм на телевидении и радио, выделение места для выступлений в печатной прессе, неприкосновенность участников акций и т.д. вплоть до отставки президента СССР Михаила Горбачева и роспуска Съезда народных депутатов СССР. На плакатах: "Требуем улучшения жизни народа", "Союзные предприятия – в собственность республики", "Создать коалиционное правительство народного доверия", "Лучше ужасный конец, чем ужас без конца", "Борис, мы с тобой!"
"Спортсмены" и "законники"

В своих газетных отчетах в 1991-м году правоохранители отмечали, что удельная преступность в Донецке традиционно выше, чем где-либо в области. А лидером является центральный район города – Ворошиловский, где "99,6 преступлений на 10 тыс. населения – это в 2-3 раза выше, чем в иных областях и районах республики. В прошлом году преступность по области выросла на 12%, а в Донецке – на 17%".

Виды преступлений – тоже веяние времени. На повестке дня скупка и отпуск "налево" дефицитных товаров, спекуляция, махинации с обменом валют и советских рублей в рамках "павловской реформы", деятельность подпольных предпринимателей и др. "На Центральном рынке Донецка при продаже французской парфюмерии задержаны работницы городских аптек Панфилова Т.В. и Савченко Л.В. При расследовании оказалось, что товарами для спекуляции снабжал муж Панфиловой Т.В. – директор мясорыбной базы Беляк В.А., который, пользуясь своими служебными связями, скупал их в торговле. У Беляка В.А. и его подручных изъяты припасенные дефицитные товары стоимостью около 10 тыс. рублей и немало изделий из золота и других ценностей", – сообщала газета "Вечерний Донецк" того времени.

Милиция безуспешно борется с "наперсточниками", заполонившими места скопления граждан. "Механика наперсточного надувательства известна даже ребенку: ловкость рук, агитаторы-зазывалы в толпе, подставные "счастливчики". Но зная обо всем этом люди летят на наперсточников, как мотыльки на огонь" ("Вечерний Донецк"). Однако, согласно УК УССР, подобные аферы официально не являлись преступлением, "наперсточника" можно было максимум оштрафовать за нарушение общественного порядка.

Криминальные хроники пестрят сообщениями о краже продуктов питания: "умудрившись пролезть через форточку, кто-то пробрался в детский сад № 102 и похитил продукты питания", "в Пролетарском районе вор проник в сарай пенсионера и украл 12 кур", "у женщины на улице неизвестный вырвал сумку с продуктами". Все чаще объектами нападения становятся станции и кареты "скорой помощи", где злоумышленники пытаются раздобыть спирт.

Идет борьба с "несунами", которые тащат со своих предприятий все, что плохо лежит. Вот милиция задержала трех работников ведомственной охраны Донецкого хлопчатобумажного комбината, которые пытались вывезти с его территории 5 тысяч метров похищенной ткани стоимостью 6 тысяч рублей. Вот поймали членов ремонтной бригады – несли из цеха запчасти и инструмент. Вот еще, и еще.

Отличительная черта криминальной жизни Донецка периода 90-х – становление ОПГ (организованные преступные группы), распределение их зон влияния. Это в советский период были "банды", теперь – "группировки". Перестройка предполагала частичную легализацию предпринимательской деятельности, и к концу 80-х годов на смену "цеховикам" (подпольным предпринимателям) пришли кооператоры, совместные и малые предприятия. Появлялись первые частные предприятия-посредники, которые работали на Донбассе преимущественно с металлом и углем. Помимо легального продолжал работать теневой бизнес, нелегальная торговля во главе с руководителями крупных гастрономов, рынков, отделов рабочего снабжения (ОРСов), товарных баз. Все эти объекты и субъекты находились под прессом ОПГ: грабеж, вымогательство, "крышевание", рэкет. По отношению к несговорчивым: похищения, пытки, убийства. Криминал приобретает корыстно-насильственную направленность, в действиях преступников стало больше жестокости, цинизма.

"Только в 1991 году органами милиции было обезврежено 2186 преступных групп, из которых 61 – с признаками организованности. Ими было совершено более 4 тысяч преступлений, в том числе 33 убийства, 165 разбоев, 212 грабежей, 173 случая вымогательства. Начиная с 1991 года, число организованных преступных группировок, выявляемых органами внутренних дел, постоянно возрастает. Причем, возрастает и вооруженность этих группировок", – указывает Александр Кучинский в книге "Хроники донецкого бандитизма". В 1991 году правоохранители выявили в Донецке 9 наиболее активных крупных ОПГ (для сравнения: в Мариуполе таких было 3, в иных городах области по одной – две).

Было понятно, что такому числу группировок не ужиться на одной территории, но большой передел начнется лишь в 1992-м. А в 1990-1991 годах сферы влияния в криминальном бизнесе Донецка еще не были четко разделены. Основной пласт группировок составляли "законники" – представители уголовного мира, с несколькими ходками за плечами. Эти группы опирались на авторитет воров в законе и руководствовались блатными понятиями.

Появилось новое направление ОПГ – "спортсмены", бывшие представители преимущественно силовых видов спорта и единоборств. До начала 90-х они, в основном, занимались охраной как легального, так и теневого бизнеса. Но теперь "спортсмены" хотели уже сами зарабатывать и влиять. За короткое время они составили серьезную конкуренцию "законникам": "спортсмены" приходили на подконтрольные блатным точки и устанавливали свои правила "крышевания". Воровская ставка поборов составляла 10%, при этом "спортсмены" требовали до 25%. Их отличала беспринципность, жестокость, отказ считаться с устоями и правилами, с деятельностью "спортсменов" появилось понятие "беспредел".

В эти годы криминальным "хозяином" Донецка и "смотрящим" за областью был Ахать Хафизович Брагин, более известный как криминальный авторитет Алик Грек. Ему удавалось находить язык и с "законниками", и со "спортсменами". Судя по публичной биографии, в 1991 году гражданин Ахать Брагин был принят на работу в мясной отдел гастронома, располагавшегося в Админпоселке города Донецка (Брагин убит в возрасте 42 лет, в 1995 году, в результате теракта на донецком стадионе "Шахтер").

Также в эти годы началось ранжирование донецкого криминалитета по этническому признаку: татарские группировки, еврейские, кавказские и славянские. Со временем это закрепится в своего рода кастовое разделение донецкой преступности.

Зародыши сепаратизма

1991-й в истории Донецка – это и оазис зарождавшегося сепаратизма, идеи создания донецкой автономии или вообще отделения от УССР. В период распада СССР на украинской его части тема создания различных республик была популярна. Например, в случае подписания нового союзного договора западноукраинские области грозили своей Галицкой республикой.

На общей волне активизировалась аналогичная риторика и на Донбассе. Местные историки вспомнили о Донецко-Криворожской советской республике 1918 года и начали с новой силой муссировать идею Донбасской автономии. В 1991-м необходимость "Донецкой федеративной республики" со страниц местной прессы обосновывали от рядовых активистов до народных депутатов СССР Виктора Гончарова (из Енакиево) и Алексея Бойко (Донецк). Например, 20 июля 1991 года в газете "Комсомолец Донбасса" вышла статья "Донецкая автономная республика – может, это выход?" В публикации предлагалось провести областной референдум и ответить на вопросы: оставаться ли Донецкому региону в составе Украины, образовать ли автономию в ее составе, войти ли в состав России в качестве области или автономии, или же "повысить свой статус и стать Донецкой республикой".

Наиболее активно идею автономии отстаивала общественная организация "Интернациональное движение Донбасса" (ИДД), возникшая 18 ноября 1990 во главе с историком и журналистом Дмитрием Корниловым. 28 августа 1991 года Центральный совет ИДД принял заявление "Об общественно-политической ситуации", в котором выражалась "тревога в связи с тем, что Донбасс может стать ареной серьезных столкновений различных политических сил", и поэтому до 1 декабря 1991 года здесь должен быть проведен референдум о предоставлении Донецкой области статуса автономии в составе УССР. В документе подчеркивалось, что ИДД "не мыслит себя в отрыве ни от Украины, ни от России".

В 1991 году активисты ИДД придумали красно-сине-черный флаг "вольного Донбасса", ставший основой нынешнего символа "ДНР". Красно-сине-черный триколор по замыслу его создателей должен отражать дух региона: черная полоса символизирует "плодородную землю Юга Малороссии и уголь Донбасса", синий цвет – воды Азовского и Черного морей, а красный – кровь, пролитую в борьбе за свободу. При этом флаг исторической Донецко-Криворожской советской республики был просто красным.

Первый раз активисты ИДД продемонстрировали свой триколор 8 октября 1991 года – на митинге у здания Донецкого областного совета, где проходила сессия по вопросу федеративного устройства Украины. Народ недоумевал новшеству, развивающемуся на древке, и начал сам расшифровывать значения цветов. Один из шуточных вариантов был таким: "вылезти из шахты, переплыть море и прикинуться коммунистами". Позже, в 2005 году, была официально зарегистрирована общественная организация "Донецкая республика", которая добавила на триколор двуглавого орла без короны (по принципу орла Временного правительства) и перевернула цвета вверх тормашками.

Сам митинг 8 октября представлял собой противоборство идеологических настроений того времени: с одной стороны стояли ИДД, движение "Демократический Донбасс" с требованиями самоуправления региона, экономической самостоятельности и регионального статуса русского языка. С другой – представители нацорганизаций (областные ячейки УРП, Демократической партии Украины, Партии демократического возрождения Украины, Народного Руха) с лозунгом "Нет – Донецкой Аппаратной Республике!" В этот же день на центральной площади города члены ИДД проводили сбор подписей в поддержку автономии. В итоге сессия Донецкого областного совета приняла обращение к Верховному Совету Украины с предложением внести в новую Конституцию положение о федеративном устройстве государства. Аналогичное заявление было принято на совещании народных депутатов всех уровней Юга и Востока Украины, которое прошло в Донецке 26 октября.

В 1991 году в Донбассе уже звучали призывы к созданию отдельного государства "республики Малороссия" (она должна была объединить Донецкую и Луганскую области) с собственными вооруженными силами "для защиты границ". В случае выхода УССР из состава СССР гипотетическая "Малороссия" должна была стать самостоятельным государством, а если СССР не распадется, то будущая республика останется автономией в составе Украины.

Но идея самостоятельного Донбасса тогда не выплеснулась в масштабные акции. Снятию напряжения способствовала принятая 1 ноября 1991 года Верховной Радой "Декларация прав народов Украины", где подчеркивалось, что "украинское государство гарантирует всем народам и национальным группам право свободного использования родных языков во всех сферах общественной жизни, включая образование". Также Леонид Кравчук, как кандидат на пост первого Президента Украины, в качестве своей предвыборной листовки обнародовал обращение "К русским соотечественникам", где обещал, что "ни в коем случае не будет допускаться насильственная украинизация" и гарантировал "сохранение полнокровных, беспрепятственных связей с Россией".
Голосуй - не голосуй, все равно...

17 марта 1991 года прошел первый в истории социалистического государства всесоюзный референдум о судьбе СССР. В течение месяца тема референдума не сходила со страниц донецких газет, которые агитировали за сохранение Союза и подписание нового Союзного договора. Проявлением демократии были публикации и такого мнения читателей: "Я – против Союзного договора, против Союза, в какие бы одежды его не рядили, и в конце концов за суверенную и независимую Украину! Украина, по меркам Европы, большая страна … Наша республика могла бы безбедно жить и развиваться самостоятельно на уровне передовых европейских стран. Но долгое время московские правители обращались с Украиной как с колонией, выкачивая ее богатства, губя ее культуру, народные традиции, физически уничтожая ее лучших сынов и дочерей" (Н. Рудофилов, 52 года, беспартийный, газета "Вечерний Донецк" 14.03.1991), "Нам внушают, что ушедшая из Союза республика не сможет выбраться из разрухи самостоятельно. Но стоит вспомнить, как из состава России вышла ее отсталая провинция – Финляндия. Голосуя "за", мы голосуем за сохранение существующего унизительного положения" (Г. Мельниченко, инженер, "Вечерний Донецк" 13.03.1991).

Но результат референдума был прогнозируемый. На вопрос "Считаете ли Вы необходимым сохранение СССР как обновленной федерации равноправных суверенных республик" в Донецке положительно ответили 79,15% при явке 74,25% (по всей Донецкой области проголосовали "за" 77,85%), против – 19,19%.

1 декабря 1991 года на территории бывшей УССР состоялся референдум о провозглашении независимости Украины. Донецкая область показала один из самых низких результатов по стране, но и он был впечатляющ – 83,9%. Непосредственно в Донецке на вопрос "Подтверждаете ли вы Акт провозглашения независимости Украины?" положительно ответили 81,43%, отрицательно – 14,61%, явка составила 73,37%.

Не хлебом единым

В 1991 году в Донецке работает 17 кинотеатров, афиши предлагают зрителям популярные в те годы художественные фильмы: "Звездные войны", "Рэмбо", "Кинг-Конг", "Эльвира – повелительница тьмы", "Царская охота", "Охота на сутенера", "Жажда мести", "Дураки умирают по пятницам", "Палач", "Бабник", "Пляжные девочки" и др.

События культурной жизни города были приурочены к 100-летию рождения композитора Сергея Прокофьева, родиной которого является Донецкая область. Также в 1991-м именем выдающегося земляка называют Концертный зал Донецкой областной филармонии.

Летом 1991 года в шахтерской столице состоялся I съезд поэтов – приверженцев верлибра, на котором была создана Ассоциация русских верлибристов. (В советское время существовал негласный запрет на свободные стихи – верлибры). "Пять дней съезда остались в памяти незабываемым, роскошным праздником. Фешенебельный отель. Деликатесная еда (вареные раки с пивом по утрам доставлялись прямо в номер). Разнообразные, под стать блюдам, горячительные и прохладительные напитки. Все это чередовалось с утонченными литературными дискуссиями и поэтическими турнирами мэтров свободного стиха. День и ночь слились в бесконечный вивристический визуанс. Участвовать в артистических тусовках столь кайфического накала многим из участников донецкой фиесты никогда прежде не доводилось", – так восторженно описывал произошедшее один из участников Виктор Зуев.

13 апреля накануне Пасхи в Донецке впервые за годы советской власти прошел Крестный ход. "Во всем парадном торжественном облачении священники донецких церквей во главе с прибывшим к нам епископом Донецким и Луганским Иоанникием в субботу утром повели прихожан от Свято-Никольского собора к центральной площади города. По мере движения в эту людскую реку вливались новые и новые ручейки", – описывало происходящее газета "Вечерний Донецк".

На около культурной ниве раскручивается "феномен Кашпировского". В 1991 году Анатолий Кашпировский еще не шарлатан, а врач-психотерапевт, "последняя надежда на исцеление". В течение года в Донецке проводятся телесеансы Кашпировского и лекции, посвященные "гуру психотерапии", тематические фотовыставки. Газетные сообщения зазывают, что на этих мероприятиях также можно будет приобрести книгу о Кашпировском "Наедине со всеми", его рекомендации. "Ваше посещение телесеансов будет проходить под наблюдением врачей-специалистов нетрадиционной медицины, в том числе прошедших в Москве курс обучения Джуны". "Для большего лечебного эффекта рекомендуется посетить 3 – 4 сеанса, поэтому стоимость билета всего 3 рубля. Принимаются заявки на телесеансы по месту работы отдельных коллективов. Те дончане, которые ранее приобрели настенные календари с портретом Кашпировского, могут посетить сеансы бесплатно".

Не меньше ажиотажа, нежели Кашпировский, вызвала Мария Цвигун, более известная как "Мария Дэви Христос" – основатель тоталитарной секты "Великого Белого Братства Юсмалос". Цвигун – коренная дончанка, журналистка одной из многотиражек, редактор радиовещания Донецкой камвольно-прядильной фабрики, член КПСС и Союза журналистов УССР. Но это было до конца 1990-го, пока после встречи с лектором-оккультистом Юрием Кривоноговым она вдруг не осознала себя "воплощением матери Бога". И понеслась…То, что Цвигун коренная дончанка, позволило секте развернуться в Донецке с особым размахом. Листовками с изображением Мария Дэви Христос был оклеен весь город, в переходах люди в белых балахонах раздавали брошюры. Донецк наводнился историями, как из семей начали убегать дети – в секту, как жены бросали своих мужей и детей – ради секты, как выносили все ценное, отписывали свои квартиры – на благо секты. Массовая истерия напряженного ожидания конца света, которую проведывали Цвигун и Кривоногов, начала сходить на нет лишь в 1992-м, после ареста "божественной парочки".
Мы верим твердо в героев спорта

Донецк и в те годы был городом футбольных болельщиков, для которых главным событием 1991-го стало 55-летие родного ФК "Шахтер". Также это был год последнего в истории советского спорта Чемпионата СССР по футболу, в котором "Шахтер" занял лишь 12 место из 16-ти участвовавших команд.
Набирал обороты и американский футбол, который так и остался для Донецка "диковинкой". В 1990 году была создана команда "Донецкие Зубры", которая в январе 1991 года заняла третье место на турнире "Снежный Кубок Кремля" (первом турнире по американскому футболу между командами Советского Союза, проводившемся в Москве). В июне 1991-го команда была переименована в "Скифы" и участвовали в единственном чемпионате СССР по американскому футболу.

Но Донецк – это не только футбол. В 1991 года в Токио легендарный донецкий легкоатлет Сергей Бубка в третий раз стал чемпионом мира по прыжкам с шестом, победив со скромным для себя результатом 5 м 95 см. А в Донецке Бубка в том же году организовал Второй международный турнир по прыжкам с шестом "Звезды шеста". В апреле Донецк принимал Всесоюзные соревнования по боксу, которые проходили в цирке "Космос".

Донецк образца 2016

Зерна, заложенные в 1991 году, проросли с неожиданным размахом. В 2016 году большинство дончан также как и в 1991-м тоже живут в республике, только не в Украинской Советской Социалистической, в "Донецкой народной". Но чего даже представить было невозможно, что через 25 лет дончане будут жить еще и в войне.

Если в 1991-м население города составляло 1,121 млн человек, то по данным управления статистики "ДНР" на 1 июля 2016 года в Донецке проживает 948 тысяч. Если данные верны, то это даже выше довоенного уровня (2013 год – 945 тысяч). В связи с вооруженным конфликтом на Донбассе городу недостает около 150 тысяч своих прежних граждан, большинство из которых приспособились к жизни на новом месте и вряд ли уже вернутся обратно. Но этот пробел с лихвой пополнили приезжие: кто-то переехал в Донецк из иных городов области, расположенных вблизи линии фронта, кто-то по идеологическим мотивам из свободной части Украины, ну, и, конечно, массовый приток "мигрантов"-россиян и гостей из иных "дружественных" республик.

Мэром города, поставленным от "ДНР", является Игорь Мартынов – сын известного донецкого бизнесмена времен 90-х Юрия Дикенштейна. В 1991 году юный Мартынов только окончил Донецкий институт советской торговли по специальности "Товароведение". В том же году с легкой руки отца начал свою трудовую карьеру: сразу в должности директора "семейного" частного предприятия "Макси" (сеть магазинов розничной торговли, ресторанное дело).
Если 25 лет назад СМИ Донецка характеризовал прорыв демократии и гласности, то в 2016-м это мощный откат в прошлое. Можно с уверенностью утверждать, что сегодня в городе нет медиаслова – а есть пропаганда.

Признаки "совка" проявляются все отчетливее: повсеместная агитация а-ля "жить стало лучше, жить стало веселей"; сотворение вождя-иконы; попытка возродить плановую экономику… А еще дефицит, за которым ездят на подконтрольную территорию или в Россию, очереди (за гуманитаркой, пенсиями, социальными лекарствами, на пунктах пропуска при выезде в Россию и в Украину). Ну, и конечно, ментальность населения… В принципе, все это вполне логично, так как глава "ДНР" Александр Захарченко с ноября 2015 года регулярно поясняет населению "камо грядеши" – а идут жители "республики", в том числе и дончане, назад в СССР. Только сейчас все местные медиа вслед за Захарченко расшифровывают "СССР" как Совесть, Свобода, Справедливость, Равенство.

Душить оппозицию и любые проявления демократии на корню – это тоже из "совка". Несмотря на официальный запрет Захарченко по проведению митингов и акций, Донецк время от времени становится центром протестов. Из-за страха попасть "на подвал" к традиционным формам прибегают редко. Но все равно в течение 2015-2016 центр Донецка видел и митинги возмущенных обстрелами жителей поселка Октябрьский, и защитников животных (выступавших против отстрела в городе бродячих кошек и собак), и недовольных налоговой политикой и штрафами предпринимателей. Донецкие шахтеры из-за многомесячных задержек заработной платы постоянно грозят забастовкой, а горняки соседних городов – открыто отказываются спускаться в забой. Власти реагируют, согласно принципам тоталитарной системы: вычисляют зачинщиков – одних "на подвал", других увольняют списками, третьих депортируют из "республики". В отличие от 1991-го, сегодня выражение протестных настроений переместилось в соцсети – вот здесь раскручиваются настоящие баталии.

Относительно криминальной жизни, то это почти полное соответствие 90-м: бандформирования, рэкет, крышевание, разборки со стрельбой в общественных местах, передел сфер влияния с подрывами и убийствами неугодных. Ну, разве что, "наперсточников" на улицах нет.

На культурной ниве внешне все по-старому: работают театры, филармония, кинотеатры. Но ведущие актеры, музыканты, режиссеры, певцы покинули оккупированный Донецк. Им на смену пришла "массовка": главные партии танцуют, а главные роли играют те, кто еще пару лет назад был статистом. Но если твоя планка "кушать подано", то и "быть или не быть" ты произносишь с тем же раболепием.

А вот большой спорт, которым так гордился Донецк, покинул город. Нет ФК "Шахтер", нет ФК "Олимпик", нет ХК "Донбасс", нет высот спортивной гимнастики, легкой атлетики, бокса и единоборств. Нет, спорт как таковой есть – работают секции, идут тренировки, проводятся местные соревнования. Но коленкор, понятное дело, не тот.

Но, как и в 1991-м, Донецк образца 2016 года верит, что период смут не вечен, и впереди его ждет "светлое будущее" и "прекрасное далеко".
Евгения Калитка

Луганск. От города роз и фонтанов до «столицы» самопровозглашенной «республики»

Несколько лет назад в интернете был популярен миф о том, что Луганска не существует. Его придумал в 2011 году блогер el-gerund, создав правдоподобный фейк под названием "Правда о Луганске". По его версии, город был на самом деле выдуман сталинскими пропагандистами, что подкреплялось псевдокартами и фальшивыми документальными сведениями.

Несколько лет спустя этот фейк причудливым образом трансформировался в жизнь. Сейчас многие предпочитают думать, что Луганска нет. Но, как и прежде, ошибаются.

Луганск, видимо, единственный город, который декоммунизировали дважды: в 1935 году его переименовали в Ворошиловград, но в 1958-м Ворошилов попал в немилость из-за конфликта с Хрущевым, и потерял право быть увековеченным в топографии. Ворошиловграду вернули историческое название. В 1970 году после смерти советского маршала город снова стал носить его имя. В 1990 году перипетии закончились, Луганск снова стал Луганском, но маршала не позабыл. Тот остался в многочисленных музейных экспозициях и в виде памятника - напротив мэрии, который всегда считался символом города и изображался на магнитах и календарях.

Памятник Климу Ворошилову в Луганске
Мало кто знает, но первые монеты независимой Украины печатали на Луганском патронном заводе. Это были 10-ти, 25-ти, 50-ти копеечные и одногривневые монеты из латуни, а также «двушки» из алюминия. Сам завод как государственное предприятие был ликвидирован в 1998 году, затем перешел в частные руки и стал постепенно накапливать долги. В 2014 году он был захвачен боевиками, и что там происходит сейчас, доподлинно неизвестно. Сепаратистские издания утверждают, что предприятие работает и за год выпустило около 10 млн патронов, по другой информации – завод разобрали на части и вывезли в РФ.

В 1991 г. из полумиллионного населения Луганска 18 тыс. человек работали на заводе «Лугансктепловоз». Предприятие было монополистом, обеспечивающим 95% нужд СССР, ежемесячно выпуская 110-120 тепловозов и зарабатывая около миллиарда долларов. В начале 90-х г.г. завод продолжал работать, но по сокращенному графику, зарплату задерживали либо выдавали водкой. В 2007 году завод был продан российской компании «Трансмашхолдинг». 4 августа 2014 предприятие остановило производство из-за разрушенной от обстрела подстанции. Это была вторая в истории остановка завода, до этого такое случалось только в 1942 году, когда Луганск оккупировали войска Третьего рейха. В сети есть сведения, что завод перерегистрировали в Северодонецке, и он работает по графику трехдневной недели. В общем информация вокруг предприятия противоречивая: кто-то пишет о массовых сокращениях и вывозе мощностей в российский Брянск, другие источники (преимущественное официальные) утверждают, что завод работает и успешно поставляет продукцию для заказчиков из РФ.
В цеху Лугансктепловоза после обстрела, 2014 год
Понятие центра города к Луганску применимо с большой натяжкой. Фактически их в городе всегда было два: общепринятый центр, где находятся основные админздания и магазины, проводятся массовые мероприятия, и старый город, район с огромным туристическим потенциалом, который так и не удалось раскрыть. Здания конца 19-начала 20 века сохранились на улицах Ленина, Маркса, Даля, Почтовой - это небольшой участок, который можно обойти за час. В 2013 году мэрия задумала реконструкцию старого центра, которой не суждено было состояться, а летом 2014-го здание бывшей городской думы, в котором в годы независимости располагался музей истории города, попало под артобстрел. В феврале 2016 музей возобновил работу после ремонта.

Говоря, «поедем в центр», луганчане однако имеют в виду, не старый город, а преимущественно площадь Героев ВОВ и Театральную площадь. Именно здесь испокон века отмечали праздники, назначали свидания, говорили речи.
Памятник «Защитникам республики» в Луганске, установленный сепаратистами
Площадь Героев ВОВ в народе называют «Дураковкой»: по одной из версий раньше там был базар, где обычно обвешивают, то есть, дурят людей. Приезжих чаще всего водили смотреть на скифских баб во дворе ЛНУ им. Шевченко и трофейные английские танки времен первой мировой - возле краеведческого музея. Новых достопримечательностей за 25 лет не появилось, а вот самопровозглашенная «ЛНР» начала активно устанавливать свои памятники. Возле сквера Памяти появился 6-метровый монумент под названием «Защитникам республики». Он состоит из контура Луганской области, на фоне которой стоят фигуры, «символизирующие ополченца, казака и десантника». В соцсетях между тем его прозвали «Три террориста и заложница». На Оборонной теперь стоит стела памяти погибших 2 июня, а возле театра – «памятник погибшим десантникам ЛНР» в виде БМП на постаменте.
В 80-е Луганск еще был городом роз и фонтанов
В советское время Луганск называли городом роз и фонтанов. Последних было около 30, среди них – весьма внушительные экземпляры. В 90-е на содержание фонтанов денег стало не хватать и многие засохли навеки. Остались несколько скромных источников в центре города, из которых набирали воду летом 2014-го, когда централизованное водоснабжение не работало из-за обстрелов. Сейчас в городе действуют 5 фонтанов, но не весь день, а по часам.
Главный универмаг «Россия» 25 лет назад выглядел больше как музей, куда приезжали погулять жители пригородов
Долгое время эпицентром активности и самым популярным местом для покупок луганчан был Центральный рынок, а главный пафосный универмаг «Россия» выглядел больше как музей, куда приезжали с окраин покататься на эскалаторе. В двухтысячных один за одним начали появляться супермаркеты и торговые центры. Однако рынки не сдали свои позиции, и во время АТО снова оказались в почете, там продавали и покупали все. Летом 2015-го, когда активные боевые действия уже успели забыться, ТЦ возобновили работу, но до былой популярности им далеко. Взлетевшие цены отпугнули большинство людей, и сейчас клиентов у них немного.
Дефицита продуктов Луганск не испытывает: работает молокозавод, который производит продукцию под ТМ «Станица», причем его продукцию находят и на подконтрольной территории. На полках магазинов есть местная водка «Луга-Нова», мороженое, произведенное здесь же на хладокомбинате, мясные изделия от «Луганских деликатесов», бытовая химия фирмы «МилаМ». От последней раньше воротили нос, а в эпоху всеобщей дороговизны – стали покупать активнее.

В 2014 году Луганск лишился одного из своих символов – трамвая. У этого вида транспорта была долгая и славная история, которая оборвалась с началом боевых действий. В начале 1990-х годов Украина осталась практически без трамвайных вагонов, в связи с чем решили внедрить универсальный проект для всех городов. В 1993 году в Луганске были собраны два опытных вагона, год спустя они вышли на линии, но обнаружились технические недочеты. В итоге массовым производство так и не стало, «родные» трамваи катались преимущественно по Луганску.
Такими были луганские трамваи в 90-е годы
В июле 2014-го луганский трамвай прекратил работу, и запускать его вновь пока не собираются, рельсы заросли травой. В распоряжении жителей города – маршрутки и коммунальные автобусы, проезд в которых уже более года, как оплачивают в рублях.

Все более-менее ключевые здания, пострадавшие от обстрелов, отремонтировали, а некоторые даже стали лучше, чем были в начале 90-х, например автовокзал. Находящиеся в центре два дома «со шпилем» также подлатали, на фасаде цирка разбитые стекла заменили новыми. В руинах все еще стоят автосалоны и некоторые магазины. В начале 2016-го произошло ЧП невоенного характера: обвалился ключевой для города, давно аварийный мост, соединяющий центр со спальными районами на юго-западе. Сейчас его ремонтируют, а транспорт пустили в объезд.
Самым доступным видом отдыха для луганчан еще с 90-х были поездки на Северский Донец. Эта река, когда-то полноводная и даже судоходная, постепенно мелела и «цвела». Формально купаться там было запрещено, но никто не обращал на это внимания. Также можно было отправиться на близлежащие водохранилища: Лутугинское и Успенское. Довольно элитным отдыхом было времяпрепровождение в Кременной, среди хвойных лесов. Многие совмещали приятное с полезным на дачах, где выращивали не только традиционные овощи, но даже гречку.

Этим летом среди жителей одной непризнанной «республики» стало популярно ездить в другую - Абхазию, соответствующими объявлениями увешаны все столбы. В ходу также поездки в Анапу и Сочи. Если поближе, то можно посетить центр загородного отдыха «Miami Beach» в Лутугино. Когда-то это была летняя резиденция ресторана «Баккара», принадлежавшая Владимиру Ландику, а теперь «лучший пляж ЛНР».

Комендантский час вносит коррективы в досуг луганчан: дискотеки в ночных клубах начинаются с 19:00, в это же время стартуют последние самые поздние сеансы в кино. Кинотеатр «Украина», по иронии судьбы находящийся рядом с универмагом «Россия», переименовали в «Русь». В 90-х, с наступлением кризиса, он переформатировался в видеосалон: фильмы крутили в том же зале, где проходили танцы, за перегородкой. Затем кинотеатр «умер», а в 2008-м вернулся реконструированным, с боулингом и караоке. Сейчас там очень много российских фильмов, а другие показывают с опозданием примерно на месяц. Самый маленький попкорн стоит 60 рублей (около 19 грн) и самая маленькая «Фанта» – столько же.
Совсем рядом находится стадион «Авангард», домашняя арена луганской «Зари». После исторической победы в чемпионате СССР 1972 года луганчане постепенно опускались в турнирной таблице и в 1991 году должны были играть в первой лиге, но после обретения Украиной независимости оказались в Высшем дивизионе. В 90-е команда переживала непростые финансовые времена, вылетела в первую и вторую лигу и вернулась в обойму топ-клубов только в 2006 году. Удивительно, что после начала АТО и отъезда из родного города у «Зари» что называется «поперло»: в 2014-м она едва не вышла в групповой этап дебютной для себя Лиги Европы, а два года спустя все-таки пробилась в этот турнир. Только вот домашней арены как не было, так и нет, и луганчане планируют играть в Одессе. А в это время на «Авангарде» проходят матчи вроде «Суперкубка Донбасса» между командами «Победа» (Донецк) и ЦСКА (Перевальск), а также поединки между сборными «ДНР» и «ЛНР». Сам стадион подремонтировали после прилетов снарядов, которые летом 2014-го падали и на поле, и на трибуны.
Однако нельзя сказать, что развлечений в Луганске уж очень поубавилось: так же, как и до войны, работают аквапарк и ледовая арена, которую с пафосом открывали в 2013 году. На концерты в «столицу» непризнанной республики едут только россияне: Иосиф Кобзон, Чичерина, Михаил Муромов, группы «Земляне» и «Джанго».

С 1963 по 1990 год в Луганске официально не было украинского театра: был один с двумя труппами: русской и украинской. В год обретения Украиной независимости это были уже два отдельных учреждения, которые, однако, были вынуждены ютиться под одной крышей и играть спектакли по очереди. Только в конце 1997 года украинский театр получил свое помещение – бывший Дом культуры строителей. Сейчас его переименовали в «Театр на Оборонной», а коллектив разделился на две части: одна – в подконтрольном Северодонецке, вторая – в оккупированном Луганске. На афише последнего много спектаклей на украинском языке, который в областном центре никогда не был распространен.
Афиша луганского театра
От приезжих из области можно было услышать суржик, но за последние 5 лет стала подрастать патриотическая молодежь. В 1991 году в городе работала только одна полностью украиноязычная школа, 6 – смешанных. К 2013 году украиноязычных стало «целых» три. С января 2015-го «власти ЛНР» объявили о переходе на российские школьные программы, изучение украинского языка осталось, но с урезанными часами. Тем не менее, 1 сентября 2015 г. украинская школа №59 все-таки открылась.

После школы было престижно поступать в Луганский пединститут или Луганский машиностроительный институт. Также были медицинский институт и сельхоз. Все они успешно пережили 90-е, обросли новыми факультетами и стали уже не институтами, а университетами, причем национальными. Приставки пед- и маш- исчезли из документов, но не из обихода. И сейчас из уст недавних студентов можно услышать «Я учился в «Машике», хотя он какой-нибудь менеджер по туризму или журналист, а «Машик» уже давно как Восточноукраинский университет им. Даля. Из вузов, появившихся за время независимости – институт внутренних дел им. Дидоренко (1994 года) и институт культуры и искусств (2002 год). Позднее они стали академиями.
Второй корпус ЛНУ им. Шевченко в советские годы
После АТО ЛНУ им. Шевченко переехал в Старобельск, Восточноукраинский университет - в Северодонецк, аграрный университет – в Харьков, медицинский – в Рубежное, академия внутренних дел – в Сумы. Однако у каждого из них есть «клон», оставшийся на прежнем месте и опекаемый так называемым «Министерством образования ЛНР». В 2014 году студентов заманивали в непризнанную «республику» обещаниями, что все обучение будет бесплатным, теперь же все, как обычно: есть «бюджет» и есть контракт. С мая 2015 года студентам стали выдавать первые стипендии – 1100 рублей. По заверениям «Минобразования», в этом году дипломы российского образца получили почти 3 тыс. выпускников луганских вузов. Между тем, СМИ неоднократно писали, что эти дипломы не имеют юридической силы в РФ, и не что иное, как частная инициатива отдельных российских вузов.

* * *

Сходство современного Луганска с Луганском 90-х очевидно: та же дороговизна, «дикий капитализм» и разгул бандитизма. Разница в том, что на заре независимости подобная ситуация была во многих украинских городах, а сейчас Луганск отрезан от «большой земли», где улицы всю ночь освещены, в магазинах вдоволь товаров, а чтобы увидеть родственников, не нужно проезжать через блокпосты и КПП. Это не означает, что сам город мертв. Он жив, только жизнь эта - будто демо-версия, с набором самых основных функций. Многим свидетелям событий лета 2014-го хватает и этого, и даже молодежь постепенно «врастает» в нехитрое существование без особых перспектив. Сейчас в городе живет около 340 тыс. человек.

Несмотря на то, что Луганск не обстреливают уже почти 2 года, он застрял где-то «между». Там все еще помнят, что в августе в Украине – День Независимости, только вот путают, какого числа.

Дизайн и верстка Дарьи Томченко
© 2016 112.ua
Made on
Tilda